Изменения законодательства 2015: Кредиторы одного лица смогут сами определять порядок удовлетворения их требований к должнику

Автор: Наталья Платонова

В новой статье 309.1 Гражданского кодекса РФ установлена возможность заключения межкредиторского соглашения. В соответствии с п.1 указанной нормы между кредиторами одного должника по однородным обязательствам может быть заключено соглашение о порядке удовлетворения их требований к должнику, в том числе об очередности их удовлетворения и о непропорциональности распределения исполнения.

Необходимо отметить, что в силу принципа свободы договора (статья 421 ГК РФ) заключение подобного соглашения было возможно и раньше, просто в качестве непоименованного (пункт 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах»)

Приведённая статья закрепила и основные характеристики межкредиторского соглашения: приоритетность удовлетворения требований кредиторов, перераспределение поступлений от заемщика, если такие поступления пришли в адрес только одного кредитора, запрет получать исполнение от должника в нарушение условий межкредиторского соглашения, отсутствие обязанностей должника по межкредиторскому соглашению.

Настоящее положение ГК РФ применяется к правоотношениям, возникшим после 1 июня 2015 года (стоит отметить, что речь именно о межкредиторском соглашении, не о правоотношениях, из которых возникли права требования кредиторов). По правоотношениям, возникшим до 1 июня 2015 года, данная норма применяется к тем правам и обязанностям, которые возникли после 1 июня 2015 года (ст.2 Федерального закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Межкредиторское соглашение представляет собой механизм, схожий с так называемой субординацией долга, известной англо-американскому праву. Субординация долга позволяет распределять риски неисполнения одним должником обязательств перед кредиторами по индивидуальной модели, отличной от установленной законом.

Повышенный риск, принимаемый младшим кредитором, оправдывается характером отношений с должником (например, младший кредитор является участником общества-должника) или компенсируется более высокой общей доходностью младшего кредитора в рамках финансовой сделки по сравнению с доходностью старшего кредитора.

Наибольшую ценность субординация долга имеет в случае несостоятельности должника, тогда шансы старших кредиторов на удовлетворение их притязаний отказываются существенно выше.

Между тем, в законодательство РФ о банкротстве не были внесены изменения в связи с вступлением в силу норм о межкредиторском соглашении.

Общие правила удовлетворения требований кредиторов в ходе конкурсного производства установлены статьёй 142 Закона о банкротстве, согласно которым требования кредиторов каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди. При недостаточности денежных средств должника для удовлетворения требований кредиторов одной очереди денежные средства распределяются между кредиторами соответствующей очереди пропорционально суммам их требований, включенных в реестр требований кредиторов.

Вышеприведенные нормы не предусматривают возможности изменения заложенных в них правил соглашением кредиторов. В результате, соглашение кредиторов, заключенное в порядке статьи 309.1 ГК РФ, при банкротстве должника учитываться не будет.

Непоследовательность регулирования в значительной степени девальвирует институт межкредиторского соглашения. Его смысл и значение сегодня сводится к двум моментам: во-первых, старшим кредиторам легче получить исполнение, в том смысле, что на момент удовлетворения их притязаний объём имущества должника больше (например, наличествуют денежные средства, и не требуется обращения взыскания на иное имущество); во-вторых, старшие кредиторы могут «успеть» получить исполнение, когда ещё не очевидна неплатёжеспособность должника, в то время как младшие кредиторы впоследствии будут вынуждены предъявлять требования в ходе процедуры банкротства.

Межкредиторское соглашение может быть заключено только по однородным обязательствам, оно не заключается в отношении обязательств с разным предметом исполнения. Например, межкредиторское соглашение не может быть заключено между кредитором по договору займа и кредитором по договору поставки, который ожидает поставки от продавца.

Отметим, что межеркдиторское соглашение никоим образом не изменяет обязательство должника. В связи с тем, что должник не выступает стороной межкредиторского соглашения, положения этого соглашения не являются обязательными для него. Это означает, что должник вправе исполнять свои обязательства, как это предусмотрено договором между ним и кредитором, не принимая во внимание положения межкредиторского соглашения. Следовательно, кредитор не сможет отказать в принятии предложенного должником надлежащего исполнения, даже если его очередь на принятие исполнения от должника согласно условиям соглашения еще не наступила. В противном случае такой кредитор будет считаться просрочившим.

Выходит, что надлежащее исполнение условий соглашения кредиторов о порядке удовлетворения их требований зависит не от сторон соглашения, а от действий должника, который такой стороной не является.

Здесь возникает вопрос о возможной ответственности кредиторов за несоблюдение условий межкредиторского соглашения. Вполне очевидно, что такая ответственность не может наступать за одно только получение исполнения от должника. Однако кредитор будет нести ответственность за непередачу полученного от должника исполнения сообразно можкредиторскому соглашению.

Кроме того, в соответствии с п.1 ст.309.1 ГК стороны межкредиторского  соглашения обязаны не совершать действия, направленные на получение исполнения от должника, в нарушение условий указанного соглашения. Нарушение данного положения также может стать основанием ответственности кредитора. Таким нарушением может являться в том числе предъявление иска к должнику в обход иных кредиторов, и уже само по себе это действие повлечёт ответственность кредитора.

Что касается меры ответственности за нарушение положений межкредиторского соглашения, то здесь могут быть применены вполне стандартные меры защиты прав, такие как взыскание убытков, неустойки (в случае, если она предусмотрена соглашением), процентов за пользование чужими денежными средствами.

Отдельно остановимся на вопросе перемены лиц в обязательствах, как в обязательствах с участием должника, так и в самом межкредиторском соглашении.

В силу своей специфики заключение именно между кредиторами соглашения об уступки прав/перевода долга по межкредиторскому соглашению зависит от основного обязательства с должником. Если изменяется какой-либо кредитор в обязательстве с должником, то изменения происходят и в межкредиторском соглашении. Если нет смены в основном обязательстве, не может происходить и смена в межкредиторском соглашении, так как новые лица не буду соответствовать субъектному составу, предусмотренному статьей 309.1 Гражданского кодекса РФ.

Межкредиторское соглашение и само может выступить основанием перемены лица в обязательстве на стороне кредитора в силу закона. Эту ситуацию закон описывает следующим образом (п. 2 ст. 309.1 ГК РФ): «К кредитору, который передал полученное от должника исполнение другому кредитору, переходит требование последнего к должнику в соответствующей части». Следует отметить, что вопрос перехода требования одного кредитора к другому при передаче полученного исполнения, не полностью урегулирован статьёй 309.1 ГК РФ.

Представим ситуацию, когда у должника есть три кредитора, заключивших межкредиторское соглашение, в соответствии с которым сначала исполнение получит кредитор 1, затем – кредитор 2, последним – кредитор 3. Должник же первым исполняет кредитору 3. Впоследствии кредитор 3 передаёт исполнение кредитору 1 в соответствии с межкредиторским соглашением. Согласно норме п.2 ст.309.1 требование кредитора 1 перейдёт к кредитору 3. Между тем, требование кредитора 1 должно быть удовлетворено ранее, нежели требование кредитора 2 (кредитор 2 является младшим относительно кредитора 1). Перейдёт ли это преимущество к кредитору 3? Если младший (субординированный) кредитор получил исполнение от должника и передал его старшему кредитору, то по прямому прочтению статьи 309.1 ГК младший кредитор получает старшее требование. В этой части, получается, меняется субординация кредиторов.

В российском праве отсутствует запрет на реализацию младшим кредитором полученных таким образом требований до момента погашения всей старшей задолженности. Потому рекомендуется включать положения о последствиях передаче исполнения старшему кредитору в межкредиторское соглашение.

Пожалуйста, оставьте здесь свой вопрос.
Мы получим его на e-mail
и обязательно ответим вам

[contact-form-7 404 "Not Found"]

Заполните форму и мы вам пришлем интересующий образец правового документа





подписаться на новости